Eldfell
Учиться, учиться и учиться, как завещал великий Сурак!
Шена огляделась.
Каюта была не бог весть как просторна - три койки да кресло, стол с компьютером да откидной столик (такой маленький, что только сухой паёк на нём и есть), да разнокалиберные выдвижные ящики, одни с едой, другие, к счастью, без, потому что вещи разложить тоже где-нибудь надо.
Впрочем, главные вещи - те, что использовались в экстренных обстоятельствах и могли понадобиться внезапно и срочно, а также электронные счета (основной и несколько запасных), планшет и прочее, она предпочитала держать при себе в многочисленных и бездонных карманах комбинезона. Так было надёжнее.

Зато содержимое сумки она с удовольствием распихала по ящикам. Не великое богатство, конечно, но в своё время тщательно подобранное. Помимо запасного комплекта повседневной одежды и белья, в рюкзаке Шены хранились следующие предметы:
доска для дабо,
несколько колод разнообразных карт (как распечатанных так и новеньких),
игральные кости (без изъянов),
электронный хлам, не собранный ни во что вразумительное,
косметика,
три эффектных парика - светлорусый, медно-рыжий и чёрный,
два костюма для Большого выхода.
Разбирая сумку, она отметила про себя, что Ламберт в неё явно не заглядывал.

Главным достоинством каюты, с точки зрения Шены, оказался душ. Право, ради возможности нормально помыться она согласилась бы спать даже в кладовке! А уж небольшая, но всё же каюта, была и вовсе роскошью. И всё же, её разбирала лёгкая досада, что после душа ей не удастся сразу же устроиться на койке и почитать: за время вынужденного часового блуждания по станции она разжилась изрядным количеством любимого чтива, но - увы! - в самом скором времени её ждали на мостике.
Сунув планшет с книгами обратно в карман, Шена вышла в коридор и поспешила на мостик.

Услышав, что Шена вошла, Александр развернулся к ней в своем кресле и указал на свободное место для пилота и навигатора, расположенное в трех метрах от него.
- Прошу вас сесть сюда. Для начала, давайте поговорим. Мне бы хотелось знать с кем я лечу, и кому могу доверить частично управление кораблем, если вы конечно не против немного попилотировать. Сейчас я совершу нужный мне маневр, и мы продолжим.
Ламберт повернулся обратно к своей консоли, убедился, что корабль достиг нужной точки, сообщение и сменил курс. Затем он включил автопилот, и вновь повернулся к Шене.
- Расскажите пожалуйста о себе, кто вы, чем занимаетесь, кто этот ваш наниматель, который не явился на встречу?
Шена устроилась в кресле и добросовестно повторила всё, что уже рассказывала офицеру безопасности на станции.
Совесть её особенно не мучила. В конце концов, это было не такое уж и враньё: когда Шену заносило в места не подходящие для профессионального игрока, она перебивалась тем, что проверяла и отлаживала системы безопасности компьютеров, и делала это не без удовольствия, которое отчасти объяснялось сознанием довольно курьёзного факта - её профессионализм в этой сфере объяснялся отличным умением подобные системы взламывать. Однако, Ламберт, явно отнёсся к ней с неуместным подозрением, раз учинил ей допрос, и, взвесив мысленно что лучше - признаться в некоторых грехах или позволить капитану считать её кем-то другим, куда более опасным, - Шена решила, что недопонимание обойдётся ей намного дороже.
- ... Но вы сами понимаете, при кочевом образе жизни работа находится далеко не всегда, и в тех случаях когда работы нет, а остатки денег есть, я позволяю себе попытать счастья в азартных играх, - добавила она под конец.
Всё обстояло в точности наоборот, но Ламберта это определённо не касалось.

Александр слушал Шену и понимал, что не все может быть правдой. Да всей правды он и не требовал, он искал звенья цепи, которая пока не складывалась, и не находил. Невольно для самого себя, он проникся рассказом орионки, представил себе ее судьбу, посожалел о неустроенности жизни, зависящей от случая, вспомнил о том, что святым легко быть исключительно в раю. Однако он адекватно осознал, что не может получить нужной ему информации в прямом разговоре, если вообще может получить ее от Шены, по причине ее совершенной непричастности к его пути. "Ну что ж, тогда не будем ее пытать и вопрошать, а подождем подвернувшегося случая", - подумал Ламберт, считая что уж случай в его положении непременно подвернется.

Шена уже закончила говорить и смотрела на него, Александр вдруг осознал, что смотрит сквозь нее почти невидящим взглядом и пауза уже затянулась. А потом поплыла картинка, совершенно расфокусировавшись. Он начал терять контроль над своим сознанием. Тряхнул головой, усилием воли заставил себя встать и подойти к ближайшей к нему стенке корабля. Из ящика у пола достал аптечку и ввел себе стимулятор. Теперь у него было в запасе еще 2 земных часа совершенно ясного сознания, а потом посмотрим.
Сев обратно в свое кресло, он снова посмотрел на Шену и сказал:
- Я вас понял, прошу прощения, если мои вопросы были несколько неуместны, но вы на моем месте, думаю, тоже захотели бы знать хоть немного о том, с кем сидите на одном мостике.
На своей консоли Ламберт установил трехуровневую блокировку доступа к главному компьютеру, системам оружия и коммуникаций, разрешил гостевой доступ к системам управления кораблем на консоли, рядом с которой сидела Шена, и подошел к ней, что бы объяснить как управлять. Он бы мог конечно включить автопилот и отправить пассажиров по своим каютам, сенсоры дальнего действия объявили бы ему по громкой связи о проходящих кораблях и других объектах, сенсоры ближнего действия оповестили бы его о приближающейся опасности ударом тока в кресло, но он решил рискнуть и доверить Шене порулить кораблем на минимальных правах.

Т'Лета взяла планшет со своим маршрутом и направилась на мостик. Оба её спутника были там. Вулканка вошла остановилась в двух шагах от Ламберта.
- Капитан, вы просили меня сообщить нужные мне координаты. Дело в том, что интересующих меня координат несколько, поэтому я хотела узнать, изменились ли ваши изначальные планы насчёт маршрута, собираетесь ли вы где-нибудь останавливаться. Выяснить, какую часть пути я смогу лететь с вами.
Т'Лета протянула Ламберту планшет. Там значилось шесть звёздных систем: Темеклия, Ценкет, Реза-Карун, Кул Матар, Ру Мет, Аль Нарат.

Капитан еще не начал инструктажа Шены. Он обернулся к вулканке, взял в руки ее планшет, пробежал его глазами. Затем ввел команду на пульте у Шены и вывел на главный экран звездную карту, еще немного манипуляций, и линией на карте был отмечен предполагаемый курс корабля.
- Т'Лета, вот наш предполагаемый курс, если ни одно гравитационное возмущение или другая неприятность нам не помешает, то при текущей скорости мы будем у звезды Темеклия через 7 часов. Что касается дальнейшего - давайте строить не далеко идущие планы. Я обязался вас доставить, - доставлю. Постараемся по всему маршруту. Пока что никуда отклоняться я не собираюсь.

Шена повернулась к карте больше из вежливости, чем из любопытства. Пока она получила то, что ей требовалось - улетела с Deep Space, и дальше рассчитывала ориентироваться по обстановке: на территории Ценкети ей останавливаться ещё не доводилось, так что строить планы заранее не имело смысла.

Ламберт не понял по лицу вулканки, все ли ее устроило, но возражений или других комментариев от нее не последовало, и тогда он обернулся к Шене.
- Шена, у меня к вам просьба или предложение, давеча вы выразили желание быть нанятой или исполнить работу. На текущий момент у меня есть к вам работа, которую я бы оплатил. Латиной, кредитами, чем то еще по вашему желанию. Я, к сожалению, не спросил вас ранее, насколько вы устали, и если вы откажетесь - то я пойму. Так вот, я бы хотел, что бы в течение следующих 6-ти часов вы последили за системами и курсом корабля, исполнили так сказать обязанности пилота. Вы не против?
Шена пару секунд колебалась.
Когда она говорила Ламберту, что в навигации от неё мало проку, она не преувеличивала: когда-то давно Толстяк научил её, как разобраться в приборах, на тот случай, если придётся смываться на чужом шаттле, однако эти знания пригодились ей всего раз или два - в те времена, когда она ещё работала на этого старого свина и была вынуждена идти на риски, которые не посчитала бы приемлемыми, будь на то её собственная воля.
- Когда-то я ознакомилась с принципами управления кораблём, - сказала, наконец она, - но это было давно и у меня было мало практики. В прочем, если вы не боитесь дилетанта за штурвалом, я готова попробовать.
- Я не увидел в вас признаков настоящего дилетанта, вы достаточно способны, как мне показалось. Кроме того, всегда есть автопилот, который исправит действия дилетанта , если на него переключиться, однако ничто не заменит личного присутствия мыслящего существа за рулем. Я хотел бы вам доверять. Можете считать это человеческой странностью. На самом деле, управлять не сложно. Посмотрите на консоль, ее экран разделен на секторы, каждый сектор посвящен отдельным системам. Правый верхний угол - показания сенсоров, в центре - схематическая картинка траектории, рядом кнопка вывода подробной трехмерной картинки на большой экран, где я только что показывал карту полета. Левый нижний угол - строка ввода команд, над ней кнопка справки по командам. Нижнее поле - управление скоростью, мощностью тяги, переключение направлений...

И так далее. Ламберт около часа рассказывал и показывал как обходиться со всеми системами. Показал как включать и выключать автопилот, и как выдвинуть джойстик, предназначенный для виртуозных ручных маневров со скоростью реагирования более высокой, чем могло бы дать нажатие человеком на кнопки.
Потом он дал Шене попрактиковаться в небольших изменениях курса, полностью удовлетворившись тем, что теоретически она справится, Александр сказал:
- Ну, собственно, вот... я с мостика не уйду, буду тут в своем кресле. Мне надо просто отсутствовать, 6 часов. Если что - будите, настойчиво. Приступайте, руль в ваших руках.
Затем он повернулся к Т'Лете, внимательно следящей за всеми их действиями,
- Т'лета, у вас конечно наверняка гораздо более интересные возможности на ваших кораблях, но тем не менее, если вы посидите за тем компьютером, - указал на место сзади капитанского кресла, - то можете найти что-нибудь интересное для себя. Кроме того, сенсоры собирают информацию о том, что у нас за бортом, может, вам она пригодится. Если нет - то в вашей каюте тоже есть компьютер, но там исключительно художественная литература, и последней новинкой был кажется кардассианский детектив.
После всего этого Ламберт сел в свое кресло и пристегнулся. Он намеревался еще немного посмотреть за тем, как справляется Шена, до тех пор, пока не заснет естественным путем.
- Спать в кресле нелогично, - заметила Т'Лета. - Это помешает полноценному отдыху. Я воспользуюсь компьютером, благодарю.
Вулканка прошла и села на указанное место.
- Люди не всегда логичны с точки зрения вулканцев, Т'Лета, - позволил себе заметить Ламберт, - но тем менее своя логика есть в большинстве их поступков, - сказав это, он перевел взгляд на свою консоль, стараясь больше не совершать лишних движений.

Для начала Шена попыталась опробовать разные способы управления. Джойстик не сразу повёл себя достойно (сперва звёзды по курсу заметно пошатывались), но потом ей удалось к нему приноровиться. Сверить соответствие действительного курса заранее проложенному оказалось несложно, зато изменение скорости оказалось непростой задачей: Шена упарилась, пока прибавка скорости и торможение начали получаться у неё более или менее плавно.
Под конец она со скрипом докопалась до того, как установить звуковой сигнал в случае отклонения от курса более допустимого (здесь она предпочла не менять значение установленное до неё), и покосилась на Ламберта:
- Наверное, можно уже включить автопилот? - спросила она с робкой надеждой.
Ответа не последовало, и, обернувшись к нему, Шена увидела, что капитан "Скитальца" просто-напросто спит.

Вздохнув, орионка включила автопилот и достала из кармана планшет с детективами.
Однако, Шене в этот раз как-то не читалось. Не то пропало настроение, не то мысли пошли совсем в другую степь, не то просто-напросто книга открылась неподходящая, но, пролистав несколько страниц, Шена выключила и убрала планшет.
- Я вас не очень отвлеку? - обратилась она к вулканке, стараясь говорить тихо, чтобы не разбудить спящего Ламберта.
Данные снимаемые компьютером, были интересны, однако информации, полезной для её нынешнего исследования в них не было. Т'Лета подумала, что, пожалуй, стоит пойти прверить состояние лаборатории, когда услышала слова Шены.
- У вас какой-то вопрос? - спросила она, тоже понижая голос.
- С одной стороны мы так и не познакомились, а нам ведь придётся часть пути проделать вместе, - улыбнулась Шена. - Вдобавок ко всему, я страдаю тяжёлой формой нездорового любопытства, и мне хотелось бы знать, что заставило вас отправиться за пределы Федерации.
- Меня зовут Т'Лета, - представилась вулканка. - Мы исследуем синдром Бенди, его происхождение, характер течения, возможные методы лечения. На планетах, которые я должна посетить, могут найтись способы решения проблемы.
- Я Шена... но вы, наверное, уже слышали.
Шена попыталась вспомнить, что такое синдром Бенди, но вспомнила только, что это нечто малоизвестное и специфически вулканское.
- Наверное, я рассуждаю как невежда, но как можно найти лекарство от вулканской болезни в другом квадранте? - спросила она.
- Разные организмы могут иметь сходные гены, - начала Т'Лета. - К примеру, сходных генов у человека и мыши 60%, у человека и вулканца 99,45%. Метаболические изменения, происходящие в организме во время заболевания, могут быть обусловлены генетическим дефектом. В таком случае, не исключено, что сходный генетический дефект могут иметь и другие организмы, среди которых окажутся те, которые к нему приспособились. Поиски на Вулкане не дали результата. Однако мы выделили системы, где, предположительно, могут оказаться нужные нам организмы. Как видите, все системы, кроме Ценкента, имеют в качестве солнца оранжевый карлик, как и Вулкан. Солнце Ценкента - красный карлик, но согласно некоторым данным...
Тут Т'Лета замолчала и подняла глаза от экрана: она вдруг отметила, что за всё время её монолога Шена не произнесла ни звука.
- До меня доходит, - сказала Шена в ответ на её взгляд. - Не то, чтобы я поняла про метаболические изменения, но то, что вы думаете, будто в похожих условиях возникают похожие проблемы, мне ясно.
Шена немного помолчала, её лицо приняло скептическое и угрюмое выражение:
- Скажите, а как вы объясняете это самой себе... - Тут Шена поспешила поправиться, потому что её мысли, как это часто бывало, убежали далеко вперёд и слова эти прозвучали без видимой связи с предыдущими:
- То есть, я хотела сказать, почему вы занимаетесь именно этим делом, а не другим? Вы это любите? Или, сохрани нас Небо, исполняете свой долг?
- Я занимаюсь тем, что меня всегда интересовало, - ответила Т'Лета. - Долг состоит в том, чтобы то, за что взялся, выполнить хорошо.
Вулканка внимательно посмотрела на собеседницу.
- У вас иное мнение?
- Напротив, у меня в точности такое же мнение. Удивительно, правда? - Шена, вроде бы, согласилась с Т'Летой, но голос её стал ещё пессимистичнее. - И конечно, ради исполнения долга индивид должен быть готов пойти на жертву, не так ли?
- Ваши интонации входят в диссонанс со словами, - заметила Т'Лета. - Мне кажется, мы говорим о разных вещах.
- Разве? - Шена покачала головой. - Но сначала скажите, вы с этим утверждением не согласны?
- С каким именно? - уточнила Т'Лета. - С тем. что это удивительно или с тем, что нужно быть готовым пойти на жертву? Если второе, то давайте для начала определим, что такое жертва.
- Вы прекрасно понимаете, что речь о втором, - усмехнулась Шена. - Ну, допустим, для того, чтобы исполнить свой долг, вам нужно сделать то, чего вам совсем не хочется. Или страшно. Или, может быть, трудно.
- Такие ситуации случаются в жизни каждого. Себя нужно преодолевать. Если, конечно, вам важен результат.
- А теперь скажите мне, откуда это в вашей голове. Вы придумали это сами или, может быть, услышали от других?
Т'Лета удивлённо посмотрела на Шену.
- Мне кажется, это очевидные вещи, не нуждающиеся в доказательствах. Если каждый будет отступать перед трудностями, то ничего и никогда не будет сделано.
- И очевидные вещи люди знают с рождения? - съехидничала Шена.
- Их постигают на жизненном опыте.
- Только половину. Разве вы придумали ваш образ жизни? Его придумал Сурак, а поколения предков донесли до вас. И вы, конечно, гордитесь своим наследием! И так у всех. Что же вы думаете, в меня плетью вбивали верность Синдикату? Нет. Мне с рождения рассказывали что хорошо, а что плохо, как и вам, внушали уважение к моему будущему месту, как и вам, и долгое время мне, как и вам... да что там! Как и клингонам, ромуланцам, баджорцам, кардассианцам и кому угодно ещё, мне казалось, что ставить общую цель выше собственной - это нечто само собой разумеющееся. Что с того, что наши цели непохожи? Способ вбить их в наши головы всегда один. И закон этого мира тоже один: там где есть большая цель, там нет личной свободы, там где есть свобода, нет цели серьёзнее сиюминутной.
- Сиюминутная цель? - переспросила Т'Лета. - Вы считаете это самым важным?
- Нет, но тем, кто никому не хочет служить, больше ничего не остаётся.
- Вы говорите о людях, у которых нет цели?
- Цель не купишь на рынке. Она существует только там, где люди волей или - чаще - неволей держатся друг за друга. По крайней мере - большая цель. Чем больше людей, тем и цель больше, когда же человек один, и цели у него невеликие.
- Цель не купишь на рынке, но очевидно вы считаете, что кто-то должен предложить её сверху? А как же собственные стремления?
Т'Лета всё меньше понимала весь этот разговор. Если орионка действительно верила в то, что говорит, то её взгляды представлялись вывернутыми наизнанку. Если только... её посетила любопытная мысль.
- Скажите, вы меня провоцируете?
Шена посмотрела на неё и отрицательно покачала головой.
- Нет. Почему вы так решили?
- Тогда я вас не понимаю, - призналась ТЛета. - Исходя из ваших слов, человек не может иметь своей цели, своих желаний, стремлений. Решение принимает за него кто-то другой. Вы в самом деле убеждены, что это так?
- А вы убеждены, что это не так? Если бы нелепая случайность, как бросок игральных костей, разом отняла у вас Вулкан, друзей, работу и учение Сурака, вы также легко рассуждали бы о собственных стремлениях и высоких идеалах?
- Вы приводите в пример чрезвычайные обстоятельства. Но даже тогда, когда человек потерял всё, у него остаётся выбор, терять ли при этом самого себя.
Шена вздохнула:
- Я привожу в пример самые обычные вещи, которые случаются в этой Галактике по нескольку раз в день. Но, ладно - переубедите меня! Я честно говорю вам, что больше всего на свете хотела бы, чтобы кто-нибудь меня переубедил. Может быть поэтому я и заговорила об этом с самым не похожим на меня человеком.
- Вы наблюдали обстоятельства настолько сильнее человека, что не оставляли ему никакой свободы действий? - ТЛета подумала. - Хорошо, в вашем примере... что помешало бы мне оставаться собой, если бы всё вами описанное случилось? И если бы это случилось, кто, по-вашему, должен быть бы указать мне цель и почему я не могла бы сделать этого сама?
- Чего-чего, а свободы я получила столько, что хоть ложкой греби! - невесело отозвалась Шена. - Но, вероятно, мне лучше вам рассказать подробнее, иначе я и вовсе вас запутаю.
- Когда я была подростком, меня вышвырнули из Синдиката. Не было никаких интриг, козней, насилия, не было и проступка или преступления против Синдиката с моей стороны - в противном случае, меня бы просто уничтожили, и я первая согласилась бы с таким решением... в то время, конечно. Была случайность, которая могла произойти с любым, и из-за которой я оказалась бесполезной, не более того. И меня просто предоставили самой себе. ***! - Шена произнесла восклицание, которое "УП" отказался внятно перевести, - Они поступили весьма гуманно! Всё, чему меня учили, оказалось в моей новой жизни бесполезно, но я выжила, и с некоторых пор даже научилась дорожить своей свободой, особенно, после того, как насмотрелась на деятельность Синдиката со стороны. Да и на деятельность всех остальных тоже.
Шена на секунду замолчала, словно обдумывая последующие слова, потом продолжила:
- Знаете, прекрасная машина - вездеход, но - для зверья, которое везут в кузове. Зато вся мелочь, которая бегает по земле, с этим не согласится. Мелочь свободна, а те, кто в кузове, сидят в клетке. Но, с другой стороны, тем, кто в кузове много чего видно и нечего опасаться колёс, а тем, кто бегает по земле, только и остаётся - собирать свои зёрнышки да шарахаться в сторону от каждого шороха. Вы, понимаете? Сейчас я свободна, но мне до смерти надоело жить ради одной себя. Вы говорите, что я могу поставить себе любую цель, но давайте рассудим здраво: своими силами я могу стать только отшельницей, а это меня совсем не привлекает. Чтобы делать что-то другое, нужны знания, а знания стоят дорого, и за них платят - либо латиной, которой у меня нет, либо свободой, которую я отдавать не хочу.
- За какие знания вам предлагали платить свободой? И что вы под этим подразумеваете? - уточнила ТЛета.
Шена некоторое время смотрела на неё с недоумением. Потом вздохнула и пожала плечами:
- С вами ужасно трудно разговаривать. Вы что, иносказаний не понимаете? Ведь совершенно же ясно, что любое государство бесплатно станет учить только тех, кто после обучения станет так или иначе на него работать.
- С вами тоже, - призналась ТЛета. - Я никак не могу понять, к чему вы стремитесь. Вы говорите, что получили слишком много свободы, и в то же время отказываетесь хотя бы часть её потерять. Вы хотите получить образование и при этом не хотите, чтобы вам предложили работу по полученной специальности. Что же вы в таком случае собираетесь с этим образованием делать? И вообще, зачем вам столько свободы? Разве это свобода, когда вы никому не нужны и вам некуда идти?
-Ну, почему сразу "не хотите работать"? - возразила Шена. - А если я хочу, но не там, где мне велят? Вот, допустим, выучилась я на врача, как вы, но не хочу сидеть на станции или болтаться на звездолёте. Может быть я хочу лечить тех, кому не придёт в голову помогать ни вашей Федерации, ни даже Кардассианцам. А кто мне разрешит? Меня пошлют куда пошлют.
Шена немного подумала и взвесила на ладони планшет, словно он в первый раз попал к ней в руки.
- Кроме того вы отлично понимаете, чем потребует пожертвовать служба любому государству. Если оно воспитывало человека с детства, то ему придётся пожертвовать своим правом на сомнение, а если он чужак, не разделяющий того, что зовётся загадочным словом "идеалы", то рано или поздно оно заставит его пойти против своей совести. Видите ли, интересы большинства стоят выше интересов человеческой единицы.
- Меня никто не принуждал остаться в академии. Это был мой собственный выбор. Откуда эта убеждённость "пошлют куда пошлют"?
- Вы не отвечаете на половину вопросов, - заметила Шена, - хотя, возможно, это логично? Кроме того, вы что, серьёзно полагаете, что вам бы позволили сесть в шаттл и полететь куда глаза глядят, чтобы стать врачом на первой попавшейся планете? Или оказывать медицинскую помощь вашим маки? Или - о ужас!- притвориться шаманом и потихоньку лечить каких-нибудь отсталых дикарей, которые не только варпа, но и колеса ещё не знают? Что-то сомнительно.
- Вы задаёте столько вопросов подряд, что мне волей-неволей приходится что-то выбирать, чтобы мой ответ не превратился в длинный монолог. Но если желаете, я к ним вернусь. В таком случае, скажите, на что мне следует отвечать сейчас: на ваш последний вопрос или на все предыдущие?
Шена улыбнулась:
- Давайте на все сразу!
Т'Лета застыла на мгновение, потом аккуратно отодвинулась от компьютера и пристально посмотрела на собеседницу.
- Вы шутите, - констатировала она.
- Нисколько. Случается, конечно, что люди задают вопросы без особой охоты получить ответ, но это не мой случай.
ТЛета вздохнула.
- Хорошо. Но на все одновременно не получится. Придётся по очереди. Давайте вернёмся к началу. Мы говорили о том, надо ли себя преодолевать. Или, как вы выразились, идти на жертвы. Скажите мне, как вы относитесь к виду крови?
Шена пожала плечами:
- Зависит от обстоятельств. Если мы шлёпнемся на какой-нибудь допотопной планете и будем вынуждены добывать себе пищу охотой, я вряд ли устрою истерику, но вид собственной крови меня наверняка не обрадует.
- Ну хорошо, - начала Т'Лета. - Вот представьте себе, что некий человек хочет учиться на доктора, но при этом боится крови. Что делать? Рассчитывать на то, что в своей практике ему так крупно повезёт, что ни разу не придётся с этим столкнуться? Так ведь ситуации бывают всякие. Преодолевать себя? Или отказаться от этой профессии? Ну или даже оставим вопрос крови. Вы, скажем, выучились на доктора, сели в шаттл, полетели в какую-нибудь колонию или куда вы там собирались. Лечите людей. И тут случается катастрофа. Метеоритный дождь, допустим. Кто успел спрятаться, в безопасности, - а на открытой местности множество раненых, и им нужна помощь врача. А выйти из укрытия - значит, рискнуть собственной жизнью. И вам страшно, что вполне логично. Как следует поступить?
- Погодите-погодите! - Шена начала было говорить громче, но, покосившись на спящего капитана, снова понизила голос, - Мы говорим о разных вещах. В говорите о свободном выборе человека, но что если выйти из укрытия запретят вам вышестоящие лица? Или интересы Федерации? Вам придётся выбирать между вашей совестью и вашей верностью долгу, а это зачастую нелёгкий выбор!
- Вы правильно заметили, - ровно произнесла ТЛета. - Я говорю о свободном выборе. Так как следует поступить?
- Следует жить так, чтобы никто не указывал вам, когда спасать свою шкуру, а когда чужую, - огрызнулась Шена. - Конечно, вы скажете, что нужно преодолеть страх и вылезти из укрытия. допустим, это и есть - решение вашей совести. Отлично! Но у вас приказ - ни при каких обстоятельствах укрытия не покидать. Превосходно! Вы своей свободной волей решили приказ нарушить, спасли кучу народу и остались в живых. Просто замечательно! Но самое замечательное, что после этого вас отдают под трибунал и в лучшем случае вышибают со службы. И вот вы снова предоставлены самой себе и снова служите только своей персоне. И, если только ваша совесть не станет податливее, так будет повторяться всякий раз, когда вы пожелаете стать частью любой организации и любого государства.
- Не надо перекладывать свою ответственность на кого-то. Я задала вам предельно простой вопрос. Вы не в состоянии выбрать из двух вариантов? Вы ждёте, чтобы за вас решило государство, как следует поступить? Чтобы потом сказать, что вам не оставили выбора? Удобная позиция, не так ли? Если вы не хотите принимать решение и предпочитаете, чтобы это сделали за вас, то не жалуйтесь, что вам предлагают делать то, что вам не нравится.
Т'Лета взглянула на часы.
- Извините, я не вижу смысла продолжать эту беседу. Скоро мы прибываем, и мне нужно проверить свой инструментарий перед высадкой.
Шена нахмурилась.
- Все как раз наоборот, я думала из моих слов вы это поняли. Я не хочу, чтобы решали за меня, я не хочу, чтобы мной распоряжались как вещью. Если мне придётся решать, вытаскивать вас из под метеоритного дождя или спасать свою шкуру, я решу это в меру своей смелости... или трусости. Но это решу я, и никто не посмеет потребовать от меня отчёта, кроме меня самой. Именно поэтому я и не хочу связываться ни с одной из наших группировок.
- Но вы правы, - добавила она чуть погодя, - мне не стоило затевать этот разговор. Боюсь нам никогда не понять друг друга. Во всяком случае, мне уж точно никогда не понять вас.
С этими словами Шена включила планшет и погрузилась в чтение... точнее поначалу только сделала вид, что читает, так она была раздосадована своей неудачной попыткой разобраться в мировоззрении этих странных людей - людей из Федерации. Но постепенно раздражение отошло на второй план и если за полёт оно не исчезло вовсе, то по, крайней мере, не мешало следить за сюжетом и поглядывать на приборы.

Т'Лета слышала слова орионки, но предпочла не отвечать. Бессмысленный спор с человеком, который сам не знает, чего хочет. "Если мне придётся решать, вытаскавать вас из под метеоритного дождя или спасать свою шкуру", - сказала Шена. "Надеюсь, что не придётся", - подумала вулканка.
В каюте она поставила на стол сумку, открыла и села. Перед ней в ящичке были штатив с пробирками, реактивы, встроенный микроскоп-микроманипулятор, трикодер, препаровальные иглы, микропипетки, миниатюрная центрифуга и термостат на три пробирки.
Полёт, между тем, проходил без приключений. Автопилот работал превосходно, сам сбрасывал скорость, когда корабль проходил на близком расстоянии от звездных систем, сам набирал, выходя в "чистый" космос, и Шене оставалось только мысленно отмечать, что все эти манёвры проводятся в должное время и в должном месте.
Таким образом, к системе Темеклия "Скиталец" подошёл в назначенное время или, по крайней мере, с таким отклонением, которым вполне можно было пренебречь. Однако пересечь гелиопаузу самостоятельно Шена не рискнула. Всё-таки одно дело - навигация в открытом пространстве, и совсем другое - в непосредственной близости от планет.
Она потрясла Ламберта за плечо и довольно громко объявила:
- Приехали! То есть почти...

Александр взбирался вверх по отвесному склону горы в Йосемитском парке. Начинал восхождение со страховкой, но позже она куда то делась, и он не помнил куда. И вот уже чуть ли ни целую вечность он полз вертикально вверх, цепляясь пальцами за крошащиеся камни, искал куда поставить ногу, всем телом прижимался к скале. Там наверху его ждали друзья, смешение красных, желтых, синих цветов. Они махали ему руками, веселились, звали его. А он все никак не мог добраться. Выше было только бескрайнее синее небо планеты, на которой он так давно не был. Очередной уступ показался ему достаточно надежным, что бы стать на него и Александр переместился туда всем весом. Однако под ногой хрустнуло и заскрежетало, нога поехала вниз и он понял, что под действием притяжения ему очень далеко падать. Сверху до него донесся чей то крик ужаса, …
«Приехали…». Его трясли за плечо, миры сменились очень быстро. Ламберт осознал, что сидит в кресле, пристегнут, корабль, его будят.

- Куда приехали? А... спасибо, Шена, - сказал он, посмотрев на орионку.
Убрав ремни, посмотрел на консоль.
- Темеклия... сейчас встанем на высокую орбиту и наш пассажир туда отправится, - Ламберт забегал пальцами по консоли. – Спасибо, Шена, за помощь, надеюсь, я вам тут не сильно мешал.

* * *

«Скиталец» послушно сбавил скорость, перевел двигатели в орбитальный режим, заскользил вокруг планеты класса М.
В это время Александр заметил в левом углу консоли мигающую лампочку, свидетельствующую о приходе подпространственного сообщения для него лично.
Сообщение было зашифровано пятиуровневым шифром. Он даже не сразу справился, что бы открыть его. Источник – Deep Space 9.
Текст сообщения привел его в замешательство.
«Расследование по Харрису завершено. Виновные – те, кого ты видел в грузовом отсеке. Ты везешь груз, который был у них украден и должен быть передан для «М». Место встречи неизвестно. Груз – вещество, само по себе неопасное, но в активированном состоянии – способно разложить воду на составляющие в массовом масштабе. Цепная реакция. Прототип. Они собираются уничтожить планету. Неизвестно какую. Не допусти репликации вещества. Уничтожь. Активатор у получателя посылки. Тебя могут искать. Маневрируй.»
Стараясь ничем не выдать свою реакцию, Ламберт очень старался дышать ровно.
Спустя несколько секунд, он позвал по связи вулканку.
- Т'Лета, мы на орбите, как будете готовы – я жду вас у транспортера. Как добраться до него – в карте на экране вашего компьютера в каюте.
Затем он обернулся к Шене.
- Я с вами, - поспешила сообщить орионка, - погуляю по космопорту, осмотрюсь... Глупо сидеть на корабле, если можно спуститься на планету!
- Тогда за мной, - сказал Ламберт, и пулей вылетел с мостика.
Из ящика под управлением транспортером Ламберт достал 2 маленьких устройства. Одно протянул Шене.
- Это средство связи. Я останусь на корабле. Когда вам захочется вернуться - оповестите меня. Радиус действия 900 км. Не исключено, что есть мертвые зоны, поэтому не стоит пугаться, если дозоветесь не с первого раза. Мы ждем Т'Лету или вас отправить сейчас?
Шена взяла коммуникатор и посмотрела на транспортировочные круги. Она плохо представляла себе устройство транспортатора и не была уверена в их конкретном назначении.
- Да можно и сейчас, - сказала она, - Даже, наверное, лучше сейчас.
В транспортаторную с сумкой на плече вошла ТЛета. Она быстро взглянула на Шену и остановилась на Ламберте.
- Я здесь, капитан, - сообщила она.
Ламберт отправил Шену в ближайший по курсу порт. Он заметил ее неуверенность на платформе, но увы ничем не мог помочь. Затем увидел вошедшую Т'Лету, вручил ей устройство связи.
- Я забыл спросить вас, сколько вы собираетесь тут пробыть, - обратился он к вулканке, - Я бы хотел немного покрутиться по этой звездной системе: 2-3 часа. У меня хватит времени?
- Безусловно, я вас не тороплю, - ответила ТЛета. - С моей стороны это было бы даже невежливо. Что касается меня, то я сама не могу быть уверена, что мне хватит 2-3 часа. Сбор биологического материала не всегда идёт так, как планировалось.
- Понятно, я вас тоже не тороплю. Скитальца не будет на орбите ближайшие 2 часа, потом я вернусь и буду ждать вас. Удачи.

Телепортировав ТЛету, Александр наконец смог сосредоточиться на своей задаче. Итак, его капитан погиб, не пустив неизвестных на корабль, и тогда они решили попасть на него с помощью второго пилота. Ну, что ж, по крайней мере эта часть загадки теперь ясна. Но как оказывается, Дирк Харрис решил оказать мелкую услугу по транспортировке чрезвычайно опасного вещества, скорее всего, даже не зная его предназначения, не поставив в известность своего компаньона – Ламберта, и это было решающей ошибкой, стоившей ему жизни. Александр не хотел верить в любые другие мотивы поступка своего капитана, кроме тех, что тот посчитал данную услугу совершенно не стоящей внимания. Капитан был неплохим альтеранцем, и в произошедшем Александр винил себя, так как тоже не уделил достаточно внимания и не предвидел, что так тщательно налаживаемые им связи с макки могли привести к тому, что Харрис станет и сам иметь с ними дело. И вот они последствия, он пропустил прибытие на корабль груза, который может принести смерть множеству невиновных на какой то планете. Ему оставалось надеяться, что скрупулезный во всех отношениях Харрис оставил хоть какие-то записи о грузе, который ему надо сейчас найти.
С этими мыслями он вошел в личную каюту капитана, включил его компьютер и стал искать все записи с момента их последней остановки на границе между Кардассией и Федерацией. И действительно нашел одну строчку про контейнер, который надо передать кораблю рядом с Пустошами, через 72 земных часа.
Пророки их побери!

Лемберт побежал на мостик, корабль надо было уводить с орбиты, негоже с таким грузом быть вблизи от планеты с живыми людьми. Он привел «Скитальца» на минимальную близость к звезде этой планетной системы, при которой температура не повредит корабль, и пошел в грузовой отсек искать злополучный контейнер.
Поиски заняли час. В грузовом отсеке был бардак. Команда, ушедшая в отпуск, решила не наводить порядка и бросить все как есть. В итоге, за грудой пустых ящиков, Ламберт нашел невысокий гладкий контейнер с кодовым замком. Ничего не удавалось просканировать внутри контейнера, необходимо было открывать и сравнивать характеристики вещества с сигнатурой, которую ему прислали с ДС9. Однако удача не оставила его, код замка удалось подобрать, подошел один из старых паролей, еще, видимо, не выведенных из обращения известной группировкой. Внутри были вертикально расположенные длинные белые стержни, внутри которых переливалось нечто, похожее на газообразное вещество. Сигнатура в точности совпала с той, что ему прислали. Дрожащими руками Ламберт закрыл крышку контейнера, загерметизировав его. Лучшим действием теперь было бы аннигилировать это всё в реакции с антиматерией, так можно было быть точно уверенным в уничтожении вещества. Что ж, так он и поступит.
Александр был зол на себя, чрезвычайно зол. Он пропустил очень важное, погиб человек. В исступлении он стал колотить ногами и руками пустой титановый ящик, и только физическая боль в разбитых в кровь руках остановила его. «Опять ты разучился контролировать эмоции, человек. Этим ты ничего не поправишь. Поправь лучше дальнейшее, исполнив долг», подумал он, и покатил контейнер с прототипом в сторону транспортерной.
Переместив в космос 2 контейнера, один из которых содержал антивещество, он сблизил их и взорвал, отойдя перед этим на безопасное расстояние. Мощная вспышка аннигиляции принесла ему некоторое успокоение. Теперь надо было встретиться с кораблем, который хотел получить страшный груз и каким-то образом отобрать у них активатор, оставшись при этом в живых, и не погубив своих пассажиров.

Через час, приведя себя в порядок, он был на орбите Темеклии и наблюдал за дальними сенсорами, ожидая, когда Т'Лета и Шена вызовут его.
Т'Лета заканчивала сбор материала. Надо сказать, ничто особо не привлекло её внимание, и она сомневалась, что среди здешних образцов найдёт что-то полезное, но окончательные выводы она сделает, когда проведёт полный анализ на корабле. Отметив, что три часа, заявленных Ламбертом, уже прошло, Т'Лета достала средство связи и вызвала корабль.
- Слышу вас, Т'Лета, как успехи? Что там на планете? Я на орбите, тут все нормально, - ответил Ламберт.
- Я закончила, - сообщила вулканка. - Можете меня поднять?
- Принято, поднимаю, - спустя 2 секунды Ламберт убедился, что Т'Лета и ее вещи благополучно транспортированы на корабль.
Т'Лета сошла с платформы и огляделась: в транспортаторной было пусто. Она направилась в каюту, там достала из сумки мини-лабораторию и установила на столе. Теперь нужно заняться анализом. Но сперва, пожалуй, следует сходить к капитану уточнить их дальнейшие планы.
Идти пустыми коридорами было непривычно.
Вулканка вошла на мостик и подошла к капитану, который сидел к ней спиной.
- Прежде чем я займусь анализом собранного материала, я хотела бы уточнить дальнейшие планы, - обратилась она, и тут взгляд Т'Леты упал на свежие синяки на руках человека. С кем он мог подраться на пустом корабле, было загадкой.
- Вам нужна помощь? - спросила она.
Александр развернулся в своем кресле к вулканке, вошедшей на мостик.
- Мы ждем Шену, а потом отправимся дальше, видимо на Ценкет, вам же туда? - сказал он, приходя в замешательство от предложения о помощи.
Он вдруг понял, что ему нужно участие кого-то еще, спокойного, логичного, уверенного.
"Ты стал слабым, "Ламберт"", сказал он себе.
- Спасибо, мы ждем Шену, - повторил он, - потом я приду к вам, и поговорим, если вы не против, да, помощь пригодилась бы. Спасибо. Пока отдыхайте, - и вновь развернулся к своему пульту.
Т'Лета кивнула и вышла. "Что-то всё-таки случилось", - подумала она, идя по коридору.
Войдя в каюту, она застелила клеёнкой стол, надела перчатки и принялась за работу. Сначала надо было разобраться с образцами крови. Она отобрала три пробирки из шести, пометив их маркером, из каждой в пустую маркированную пробирку отмерила 2 мл. крови и добавила питательную среду, после чего поместила в термостат. Дальше шла очередь пробирок с тканями. Отобрав из первой немного материала, ТЛета капнула его на предметное стекло и поместила под микроскоп.

Шена вызвала Ламберта спустя несколько минут:
- Как ваши дела, капитан? - поинтересовалась она, - Если вы заняты, я могу ещё погулять.
- Я свободен как никогда, Шена. - ответил он, пытаясь проявить подобие юмора. - Вас тоже поднимать уже?
- Поднимайте! - Голос Шены был гораздо веселее, чем при отправке на планету, судя по всему, местные достопримечательности её не разочаровали.
На сей раз Ламберт решил телепортировать пассажира прямо на мостик,
Шена материализовалась позади него, он к ней обернулся,
- Добро пожаловать на борт, мы стартуем отсюда не сейчас, еще побудем на орбите какое-то время. Можете отдыхать пока, - сказал он Шене, чему-то весело улыбаясь.
От природы Шена не отличалась особым тактом; иногда обстоятельства напоминали ей о необходимости вести себя дипломатично, но когда она чувствовала себя в безопасности, дипломатия и такт чаще всего оставались "за бортом". Поэтому, увидев разбитые руки Ламберта, она не удержалась и присвистнула:
- Вы явно не скучали без нас, капитан...
Потом, оборвав себя на полуфразе, подняла руки в извиняющемся жесте:
- Молчу-молчу! Я, пожалуй, и правда, пойду отдохну.
Выходя с мостика, Шена подумала о том, что не только у неё бывают проблемы.
"Мы странная компания - те, что сейчас на корабле", - сказала она себе, - " Вулканка разговаривала со мной как глухая... может быть они все такие, а может быть ей просто было не до меня? Землянин, похоже, спровадил нас с корабля только для того, чтобы всласть подраться... Вот только с кем? Ведь на корабле больше никого нет. А я? Я тоже, на свежего человека должна производить странное впечатление. О Небо!" - Шена тихонько рассмеялась, - "Капитана я напугала поначалу своей скрытностью, а Т'Лету вообразила ниспосланным мне оракулом и обрушила на неё тонну моих сомнений... наверное, она чувствовала себя как под обстрелом! Нет, я тоже не похожа на нормального человека, что ни говори..."
И продолжая мысленно посмеиваться то над собой, то над своими спутниками, Шена отворила дверь своей каюты: что верно - то верно, было самое время отдохнуть.

За три часа до Ценкета Т'Лета успела исследовать все образцы тканей, за исключением материалов крови, которые всё ещё находились в термостате, и ожидаемо не найти ничего полезного. Теперь они были на орбите Ценкета, и её начинал тревожить факт, что при ней мини-лабратория. У неё оставались необработанными ещё три пробирки с Темеклии, которые она сможет загрузить в термостат лишь через 19 часов, а тут уже новые образцы. Надо было решать проблему с хранением лабораторного материала.
Впрочем, может быть, на Скитальце было оборудование, которым она могла бы воспользоваться? Должен же у них быть лазарет.

Оставшись на мостике один, Ламберт после недолгих раздумий связался с планетой и заказал еды с расчетом на 2 недели, перевел денег на счет местных торговцев и убедился, что заказанный груз был телепортирован в грузовой отсек. Через три часа, будучи на орбите Ценкета он решил зайти к вулканке. Немного постоял пред дверью ее каюты, стараясь привести в порядок мысли, затем позвонил. Услышав разрешение войти – вошел и остановился на пороге.
- Т'Лета, я хотел спросить все ли у вас в порядке, и немного поговорить, если у вас есть время. Могу я присесть?
- Конечно, - ответила вулканка. - Одну минуту, я уберу рабочее место.
Т'Лета сложила инструменты, сняла перчатки и упаковала их в мусорный мешок, после чего закрыла крышку ящика лаборатории.
- Я вас слушаю, - произнесла она, садясь напротив Ламберта.
- Мы уже давно летим, а я еще с вами толком не познакомился и не все сказал. Дело вот в чем, - сказал Ламберт, и отвел глаза. - На пути мы не встретимся ни с одним федеральным кораблем, даже близко проходить друг от друга не будем. Все что я могу, - что провезти вас по нужному вам пути. Кроме того, здесь не очень безопасно. Я даже уверен, что в космосе этот корабль ожидают достаточные приключения, что бы считать их опасными. Но я сделаю все, что бы никто не пострадал. Это я обещаю, - он снова посмотрел на ТЛету.
- Но перед тем, как вы отправитесь на планету, я бы хотел вас спросить о двух вещах. Первое - расскажите о себе, в чем суть ваших исследований?
- Мы ищем лекарство от синдрома Бенди, - ответила Т'Лета. - По этому маршруту меня и ещё двоих коллег из Вулканской академии наук должен был везти федеральный корабль. Который, как вы уже знаете, пропал. Поэтому я провожу исследования в одиночку.
- Знаю такую вулканскую болезнь, - сказал он, - и как успехи? Я слышал, неуспешные поиски лекарства продолжают уже не один век.
- Мы сейчас проверяем рабочую гипотезу. Если болезнь связана с генным дефектом, мы, возможно, сможем найти организмы, которые научились решать эту проблему. Правда, пока о результатах говорить рано.
- Понятно. Ну, тогда я пожелаю вам успеха, помочь тут не смогу, я в этом не разбираюсь , - улыбнулся он, и затем сделал паузу, собираясь с духом, что бы перейти на другую тему.
- Вот еще что... вы предложили помощь, а я как бы не отказался, мне правда нужна помощь, советом. Вы интересная раса, я бы сказал. Мне надо привести в порядок свои эмоции, они давеча вышли из под контроля, не смотря на все мои усилия. Не могли бы вы дать пару практических советов, на тему того - как вы справляетесь со своими эмоциями? - Все это Ламберт постарался сказать глядя вулканке в лицо.
- Боюсь, что если я скажу, что мы от них абстрагируемся, вам это не поможет, - задумчиво произнесла Т'Лета. - Могу я спросить вас, что именно случилось?
- Не поможет, верно, - он снова опустил глаза, - на DS-9 убили предыдущего капитана этого корабля, - сказал он и перевел взгляд на окно, за которым мерно плыли звезды. - Я так думаю, что это мое упущение. Я его не уберег, грубо говоря. И выместил свои эмоции на титановом ящике в грузовом отсеке, как вы заметили, наверное, это не очень было полезно для здоровья. Так разве ж я могу абстрагироваться от такого? - спросил он, посмотрев на вулканку странным взглядом, не то вопросительным, не то ехидным.
"Когда я подумала, что что-то случилось, я даже преуменьшила", - подумала ТЛета. Она бы сказала, что причины выместить эмоции на ящике у человека действительно были.
- Я понимаю, - негромко ответила она. - Вы дружили? Почему вы считаете себя ответственным за его гибель?
- Не то что бы дружили, но он погиб из за меня. Других подробностей я рассказать увы не могу. Это факты. Такие вот..
Т'Лета задумалась. Ей хотелось выразить свои мысли так, чтобы не задеть чувств капитана, но в ситуации, когда он почти ничего не рассказал, это было сложно.
- Вы знаете, часто бывает так, что человек считает себя виноватым в трагедии, которую не мог предотвратить. Поэтому к подобным утверждениям я всегда отношусь с сомнением, - она помолчала. - Вы сказали, что наше путешествие может быть опасным. Это имеет отношение к случившемуся?
- Да, я не мог это предотвратить, по причине собственной же недоработки. Да, верно, связано. Но я уже дал слово, что сделаю все для вашей безопасности. Надеюсь, вы мне верите. По крайней мере вы теперь в курсе, и это уже хорошо...
"Ну вот," - подумал он, "хотел вулканских техник, может зря... но раз уж начал, то надо хотя бы дождаться ответа"
- Я сомневаюсь не в вашей искренности, - заметила ТЛета. - Лишь в разумности вашего намерения решать этот вопрос в одиночку. Во время нашей стоянки на Темеклии вы узнали какие-то новые факты о его смерти?
- Да, я узнал причину и исполнителей, но если можно я не стал бы вдаваться в подробности, все это не подлежит разглашению с моей стороны.
- И эта информация вывела вас из равновесия, - подытожила ТЛета.
- Можно и так сказать, - ответил Алекс.
- А опасность для нашего путешествия представляют эти же люди?
- Эти люди уже получили по заслугам, другие же не знают нашего курса, но сдается мне, они нам еще встретятся. Но я готов к бою, - улыбнулся Ламберт.
- Мы вступим в сражение? - уточнила вулканка.
- Никогда нельзя исключать такой возможности, однако я честно собираюсь избежать его, и смыться на крайний случай, я ведь не клингон, - усмехнулся человек.
- Вы не думаете, что наше с Шеной неведение может обернуться во вред? Она знает что-нибудь об этой истории?
И тут Ламберт задумался, что не просто неведение, но и ведение может уже обернуться во вред. Но коли уж начал, надо и продолжать.
- Не такое уж и неведение, Шена имела несчастье познакомится со всем этим еще на DS-9, так что большей части она в курсе, а вас я уже поставил в известность, так что неведением это уже назвать нельзя.
- Из вашего рассказа мне известно, что предыдущий капитан корабля погиб при обстоятельствах, о которых вы узнали лишь пост-фактум. Сейчас вы ставите нас в аналогичное положение. Я знаю, что есть опасность, но какая, откуда, когда и чего ожидать, мне неизвестно. Да, я знаю, что опасность есть, и это уже хорошо. Тем не менее, не зная подробностей, я могу пропустить какие-то детали, которым не придам значения, что приведёт нас к гибели. И, возможно, не только нас?
- Я так же не знаю откуда и когда. На нас напали тогда наусеканин и андорианин. Они арестованы. И они потеряли наш след. Другие же - не станут нас убивать. Максимум - ограбят. Также я знаю, что в случае реальной опасности им буду нужен только я. Им даже корабль этот не нужен. - Ламберт нахмурился, прежде чем произнести дальнейшее, - но другие подробности я не смогу вам рассказать. Да они вам и не помогут, это уж точно.
Затем он встал, скрестил на груди руки, повернулся лицом к иллюминатору и замолчал.

Т'Лете было ещё многое непонятно, но она решила не продолжать. Они были мало знакомы, а ситуация - сложной, и что сказать, чтобы поддержать собеседника она не знала. Вулканка тоже встала и произнесла:
- По крайней мере, я надеюсь, что вы не пострадаете. Если... в моих силах будет сделать что-то ещё...
Услышав, что Т'Лета не собирается далее продолжать "пытать" его, хотя ее вопросы были вполне логичны, он легко вздохнул, обернулся, улыбнулся и произнес:
- Было бы неплохо, если бы вы иногда могли помочь с управлением кораблем и дежурством на мостике, а то нас трое всего, если, конечно, умеете управлять.. А так - мы на орбите, можно спускаться на планету, - сказал он и пошел в направлении к выходу из каюты.
- Я пилотировала шаттлы, - ответила ТЛета. - Если управление кораблём отличается не слишком сильно, то возможно. У меня к вам ещё одна просьба. Я провожу свои исследования, пользуясь мини-лабораторией, которая у меня с собой. Должна сказать, она не была рассчитана на то, чтобы проводить в ней масштабные исследования, а должна была быть лишь вспомогательным средством. Её ресурсов не хватает. Имеющийся в ней термостат рассчитан только на три пробирки, а культивация клеток идёт 24 часа. Мне нужен либо ещё один термостат, либо холодильник для хранения образцов. Термостат был бы, конечно, предпочтительней. Возможно, ваш медотсек располагает таким оборудованием?
- О.., у нас есть лазарет, но признаться, я был там всего пару раз, и не могу сказать, что именно там есть. Наша команда в отпуске. Врач был, но он был обычно не очень занят. Лазарет оборудован по альтеранской технологии, она немного не такая как ваша. Пойдемте посмотрим, тут недалеко - в конце коридора.
Они вышли из каюты Т'Леты и пошли в лазарет. В лазарете Ламберт занялся компьютером, разрешив Т'Лете взять отсюда все, что ей понадобится.
В лазарете имелись и термостат, и холодильник, и другие инструменты и оборудование, которые могли понадобиться - например, те же пробирки в количестве. Термостат нуждался в подстройке, но это не было проблемой для Т'Леты.
- Капитан, - обратилась она, - вы не возражаете, если я буду проводить исследования здесь? Это будет гораздо уместней, чем заниматься ими в каюте.
- Не возражаю, проводите. Вот вам в таком случае код от этой двери, - он дал ей падд с записанным в нем кодом. - Я пойду, когда решите спускаться на планету - вызовите меня.

@темы: Звёздный путь, Перекрёсток трёх дорог, игры, фанфики